Category: путешествия

Sergey Balovin / Сергей Баловин

Наш первый опыт с Airbnb и немного о деньгах



Сразу скажу, если кто-то засомневался, что я все еще «художник без денег», не сомневайтесь спросите гугл;)

Я уже писал, что мы начали сдавать наш новый дом по Airbnb Не то что бы это такой прямо бизнес-бизнес. На самом деле, пока по подсчетам, даже если мы поднимем прайс в пять раз, это едва ли окупит стоимость дома в ближайшие 50 лет. Но хоть какую-то часть расходов мы надеемся таким образом покрывать: https://www.airbnb.com/rooms/28601202?s=51

Аирбнб посоветовал стартовую цену в 17 евро в сутки за ВЕСЬ ДОМ! При том, что койка в общем номере на 12 кроватей в итальянском хостеле это обычно 20-30 евро за ночь. Плюс за полотенца платить отдельно. Но мы послушно согласились, надо же с чего-то начинать. Если честно, тут одна туалетная бумага съедает уже 10% от этой суммы. Но мы же новички, и вообще почему-то очень стремимся быть гостеприимными. Включили даже завтрак. И мыло, и шампунь и фен сильвупле. Я уже не говорю о самом доме, каменном, роскошном, с историей, с лесом и полем, с видом на всю Италию. С облаками проплывающими под балконом. А чего стоят только артефакты, которыми наполняют пространства наши талантливейшие резиденты.

Опять же, системой было рекомендовано установить опцию мгновенной брони. То есть, мы автоматически соглашаемся принять кого угодно. Ну да ладно, для начала согласились даже с этим. Хотя, мы всегда стремились делать так, чтобы у нас в гостях оказывались правильные люди. Правильные — это те, которым у нас комфортно и интересно, и которые интересны нам. Но опять же, в порядке исключения, только для начала согласились открыть двери вообще для всех.

Уже на второй или третий день получили первое сообщение о бронировании. Collapse )
Sergey Balovin / Сергей Баловин

Художник из Воронежа проехал полмира без гроша в кармане и обменял портрет на дом в Альпах

Еще разок, о том как все это получилось, в кратком изложении, по версии Клуба путешествий Михаила Кожухова. Спасибо pollydelly:

Преподаватель живописи, успешный коммерческий художник в Китае, незадачливый арт-директор ресторана в Индии, путешественник, который проехал полмира без денег... Художник Сергей Баловин успел примерить на себя немало ролей, но сам себя предпочитает называть аферистом. Впрочем, его приключения настолько не укладываются в рамки просто художника, что эту историю следует рассказать с самого начала.


Осень халасо

Когда-то Сергей преподавал живопись в Воронежском пединституте группе студентов из Китая. Студенты познакомили его со своим китайским мастером — учителем Шень.


— Осень халасо! — русский язык он не знал, но повторять эту фразу любил.


Как-то учитель Шень попросил устроить ему выставку в Воронеже, а в качестве ответного жеста предложил выставить работы Сергея в Китае...

Продолжение: http://mktravelclub.ru/blogs/khudozhnik-iz-voronezha-proekhal-polmira-bez-grosha-v-karmane-i-obmenyal-portret-na-dom-v-alpakh/
Sergey Balovin / Сергей Баловин

Привет, блог!




А ведь было время, когда не запилив три поста в день, я не мог спокойно спать. В то время мне удалось почувствовать полную независимость от денег. Путешествовать не только с пустыми карманами, но и вообще, не используя деньги, оказалось куда проще, чем могло показаться. Но уж точно никак я не мог представить себя без ноута и телефона. Первый сбой произошел еще в Индии, пять лет тому назад. Тогда накрылась моя зарядка от мака, а новой пришлось ждать чуть ли не месяц. Пришлось вести блог с телефона. Тексты значительно упростились, стали преобладать фотки. Так постепенно я съехал на инстаграм. А потом почему-то на фейсбук, но уже в качестве довольно пассивного пользователя, и уж никак не блоггера. А ведь раньше «блоггер» было мое неотъемлемое помимо «художника без денег» и «путешественника».

И все же, еще год назад отсутствие интернета в доме нас довольно сильно беспокоило. А теперь и это перестало быть проблемой. Наконец-то мы избавились от зависимости. И даже гости не сильно страдают. Напротив, радуются, что мобильной сети почти нет, а до вайфая надо идти пешком в гору. Это действительно прекрасно! Теперь можно сосредоточиться на словах собеседника. Да и самому можно что-то писать не отвлекаясь на уведомления и завлекающие заголовки новостных лент. Правда, это пока только в теории. До написательской активности дело чикак не доходило. Руки были заняты в основном молотком и другими строительными инструментами. И вот только сейчас на высоте 11.000 метров я могу себе позволить поупражняться в словоблудии.

Курс на Румынию. Это новая, пятьдесят какая-то страна в моей жизни. Как обычно, перед путешествием, не смотрю и не читаю никаких путеводителей, у меня нет списков достопримечательностей. Есть только вписка по каучсерфингу, рюкзак весом менее 10 килограмм и красавица-итальянка-жена, которая сейчас в двадцати пяти креслах от меня сидит в другом конце салона — последствия покупок дешевых билетов по 15 евро.

Итак, на несколько дней попробую вернуться к блоггерской зависимости и расскажу, как хорошо было без этой самой зависимости, а так же о многом другом, что накопилось за последние месяцы жизни в суровой итальянской глубинке.
Sergey Balovin / Сергей Баловин

Огонь, вода и медные трубы

Мы все еще без связи. Телефон в коме. Интернет к дому пока не проведен. Кстати, если страдаете такой пикантной зависимостью и собираетесь к нам в гости — имейте ввиду: Дом с печкой — прекрасное место для интернет детокса. Я вот, к примеру, уже привык определять время по колоколам церкви. Впрочем, мы не откажемся от спонсорской поддержки спутниковой антенны, цена вопроса в районе 600 евро, если не ошибаюсь.

Итак, какие новости накопились за прошедшие дни?

1. Дней десять стояла прекрасная солнечная погода, что не мешало нам работать, как на сибирской каторге. Из замечательного обломка, который бы занял почетное место на стенде музея археологии, Костя сделал тяжеленную кирку. Вот этой Киркой мы и пробивали наше окно в светлое будущее. В помощь — три лопаты и две руки Германа, нашего нового воркэвейера, которого только что проводили.

2. Герман продержался дней десять. Ему не очень повезло. Дело даже не в кирке и лопатах.
Просто на второй день пошел дождь. Пошел и идет уже вторую неделю. И в прогнозе еще две, как минимум. Оказывается май в Пьемонте — это все равно что сезон дождей в Южной Азии. С тем лишь отличием, что температура воздуха на порядок пониже. Короче, уверен, что помощь по дому Герману не представлялась в виде работы на каменоломне под проливным дождем.

3. Итак, сегодня редкий день, когда мы остались вдвоем с Клаудией, ближайшие гости в четверг. Так что сейчас можно погостить у ее родителей, где есть вайфай и нет каменоломни. Вот поэтому и новостями получается поделиться.

Collapse )
Sergey Balovin / Сергей Баловин

Что происходит




На самом деле, как и в прошлом году, чем больше происходит, тем меньше времени и возможности об этом писать. Попробую вкратце.

1. 26 марта мы вернулись в дом с печкой и начали там снова жить. Еще лежал снег. Ночью на улице морозило до минус пяти, в доме было не больше плюс одного. Спали в шапках. Но спали так сладко, что жаловаться грех.

2. Приехали двое парней по программе Work Away. Начали колоть дрова, а мы начали их за это кормить. Один из Испании, лет сорока. Говорит, работал на автозаправке, потом на ресепшене в каком-то отеле. К тридцати восьми понял, что с работой пора завязывать, выучил итальянский и уехал в Японию шататься по буддистским храмам с пиллигримами. Как попал в Италию — не помню, как зовут — не скажу. Не хочет он публичности. Дрова колол неплохо, хоть и медленно. Но уже уехал. Второй еще держится. Американец. Свободно говорит на шести языках, зато в школе не учился совсем. Оказывается можно так у них в Америке. Публичности не боится, зовут его Брам. Рекомендуем, помощник хороший.

3. Наконец-то все определилось с приобретением поместья. То есть, мы его приборели. Иначе, как поместьем это назвать нельзя — два гектара земли и три дома: один двухэтажный и два трехэтажных. Итого в нашем распоряжении целых четыре дома, факрически — целая деревня. Один из них натурально обменный, как мы и говорили, три приобретены в кредит. Да, да. Я никогда не думал, что свяжусь с кредитом, тем более, что вроде как художник без денег. Но и место, и поместье, и цена оказались настолько соблазнительнымим что мы таки решились. Что не отменяет натурального обмена и не переводит проект в коммерческое русло. Будем регистрировать общественную организацию и искать спонсоров и меценатов. Художники и все, кто хоть какую пользу может принести смогут останавливаться без денег. Разве что на еду, придется с собой что-то брать. А вообще мебель, инструменты, стройматериалы и продукты питания продолжаем принимать в дар.
Collapse )
Sergey Balovin / Сергей Баловин

Рококко Ашвем. Обещанный отзыв



От Ахильи до Ашвема всего-то 25 километров. Можно даже пешком за день. Только не в Индии. Тащиться под испепеляющим солнцем не хотелось даже до ближайшей автобусной остановки. Корин с Хаймом обещали подбросить к автобусу на байках, но я уже с вечера предупредил их, что мы готовы стартовать на рассвете, и если они не проснутся, пойдем сами. Конечно, они не проснулись. И мы пошли.

Прямого автобуса да Ашвема нет. Надо было дойти до Нерула, от Нерула доехать до Мапусы,от Мабусы до Мандрема, а из Мандрема уже на рикше до Ашвема. Со всеми пересадками и ожиданиями мы добрались бы только ближе к вечеру.

Решили попробовать автостоп. Порой это не только бесплатно, но и быстрее. Голосовали на ходу. Стоять хотелось еще меньше, чем идти. И вдруг откуда-то рикша. В этих краях — почти невозможное явление. Стали торговаться до остановки, уговорил нас до самого Ашвема. Ну да ладно, 1000 рупий (каких-то двенадцать евро) и день спасен. В таких случаях деньги приобретают смысл. Тем более, что почти ничего и не потратили за все путешествие.

Уже через час мы стояли у вывески "Rococco Ashwem"

Collapse )
Sergey Balovin / Сергей Баловин

Десять дней в в Ахилье



Итак, вариант с обменом росписи стен на десять дней проживания в отдельном номере и безлимитным рестораном всех устроил. Если бы вместо обмена мы расплачивались за все наличными, эта часть путешествия обошлась бы нам примерно в три-четыре тысячи евро. Но дело даже не в экономии денег, которых все равно нет. Ахилья оказалась не таким уж скучным местом. Корин была права: здесь действительно интересные люди. Успешные, талантливые, и не самые бедные, разумеется. Но при этом ни в одном из гостей мы не обнаружили ни грамма надменности или пафоса.Collapse )
Sergey Balovin / Сергей Баловин

Пол Тейс




Матье по-прежнему был очень любезен:

— Вот меню, пожалуйста. Попробуйте наш домашний йогурт, каждый день мы готовим новый. Свежевыжатые соки: арбуз, ананас, сладкий лайм... Фруктовый салат, молодой миндаль. Масала чай, со специями и молоком, кофе: френч-пресс или классический эспрессо. Кстати, знаете, на Гоа отличная выпечка. И обязательно отведайте традиционные паратхи!

Сады отеля тянулись по краю небольшого отвесного обрыва. С террасы, где подавали завтраки, открывалась брейгелевская панорама с миниатюрными персонажами. Только вместо катка на замерзшем озере — теплый океан и дуга Кокосового пляжа. Вместо охотников — рыбаки. В остальном — все то же средневековье. Рыбаки жили прямо на берегу, спали в деревянных лодках. С рассветом совершали свой утренний туалет и начинали ставить сети. В безоблачном небе парили хороводы пернатых из Красной книги.

Collapse )
Sergey Balovin / Сергей Баловин

Иднийский летчик



Вернувшись на ресепшн за рюкзаками, мы обнаружили метрдотеля Матье, элегантного француза лет сорока. Матье был необычайно любезен:

— Позвольте, вас проводят в номер. Ваши вещи уже отнесли.

Трехэтажный деревянный домик напротив кухни был не так уж и плох, как могло показаться. Легкая незатейливая архитектура являлась своего рода противопоставлением тяжеловесному колониальному стилю виллы, где располагались основные номера. Домик был погружен в тень гигантского Баньяна, ветви которого вонзились в крышу, медленно поглощая строение. Не исключено, что и этот разрушительный процесс был частью концепции "рая в шалаше". Деревянные двери-окна, вымощенные светопропускающими раковинами перламутровых моллюсков вели на балкончик. Там, сквозь листву и струи лианового занавеса сверкал океан.

Collapse )
Sergey Balovin / Сергей Баловин

Гоа. Корин.



Я не без наслаждения вспоминал две недели в роскошном Blooming Bay, где всем заправляла Корин. И почти не сомневался в достоинствах места, куда она звала на этот раз. Это «почти» относилось не столько к качеству отеля, сколько к ситуации, в которой нам предстояло оказаться.
На новом месте Корин, похоже, занимала не самую руководящую позицию. Сначала звала приехать в любое время, потом писала: «Еще не успела договориться с хозяином, встретимся с ним на днях. Лучше, если приедете чуть позже. Но в крайнем случае, сможете остановиться у меня».
Я не знал, что имелось ввиду под "в крайнем случае", но для "чуть позже" уже было поздно.
Поезд отстукивал километры. Клаудия спала, а я был занят рассветом, и думал, глядя на рассекающий небо сверхзвуковой истребитель: интересно, какой он, индийский летчик? Туда, куда мы добирались второй день, он мог попасть за считанные минуты. А нам еще после поезда, от Мадгаона до Нерула, предстояло несколько автобусов. И на десерт — пятьдесят незабываемых минут пешей прогулки с распухшими рюкзаками по раскаленному асфальту, тянувшемуся от остановки до заветной цели.

За воротами прикрытыми зеленой строительной сеткой скрывался параллельный мир, изысканная симфония которого не имела ничего общего с нелепой какафонией, оставшейся за массивной стеной. Каждый камушек, каждая травинка и каждый неслучайный элемент в этой сложной взаимосвази были подчинены замыслу творца, на разовый гонорар которого многодетное индийское семейство могло жить добрый десяток лет.

На ресепшене встретили брезгливо и с подозрением: два потных бекпеккера решили остановиться в отеле премиум класса? Обычно сюда приезжают на инкрустированном бриллиантами авто с водителем в белых перчатках. Триста баксов в сутки, может, не так уж много, но примерно в десять раз выше средних цен на Гоа. Не знаю, реально ли здесь найти что-то дороже.

— Мы друзья Корин.
— Кого?…

Приехали… Похоже, Корин здесь не очень популярна. Туда ли мы вообще пришли?
Но через минуту она семенила на встречу с объятиями. Странно, в Варкале не замечал, что глядя на нее все время хочется смеяться. И как этой маленькой женщине с повадками комика удается вести дела с такими серьезными дядями, для которых отельный бизнес — лишь несущественное хобби?

— Как, вам не предложили ничего освежающего? Конечно, это только для постояльцев. Они — боги, а все остальные — никто. Но я договорилась, вам придержали комнату на пару дней. Здесь шикарные бассейны... Правда, только для гостей. Я себе не позволяю. Но вы можете, когда никого нет… А потом переедите ко мне, я снимаю дом в двух минутах отсюда. Пока что вас согласились поселить в домике, рядом с кухней. Через два часа постояльцы съедут и можно закинуть вещи. Вы уже обедали? Даже не завтракали? Свея, там еще осталась еда для персонала? Можно ребята поедят с прислугой? Здесь очень строгий метрдотель, ему эти все эти арт-проекты не интересны. Это моя инициатива...

Мы оказались на заднем дворе, где действие сказочной гармонии заканчивалось. Среди каких-то старых матрасов и пластиковых ведер несколько человек в униформе сидели на корточках, поедая руками рис с кари из плоских металлических подносов.
— Корин, а нет ли здесь недорогого заведения, где можно посидеть не на корточках и передохнуть с дороги?

Оказалось, что кроме этого дворца с бассейнами и рыбаков с лодками здесь нет ничего. Единственный пляж не пригоден для купания, а нормальный ужин в ресторане отеля стоит, как крыло от самолета, на котором мы прилетели в Индию.

— Я очень рад тебя снова встретить, Корин. Но скажи честно, зачем ты нас сюда позвала?
— Хозяину очень понравился ваш проект и он хотел бы, чтобы вы порисовали гостей, и, может быть, расписали одну стен в обмен на размещение. Это очень дорогой отель! Насчет еды я не договорилась, но уверена, что они будут не против, если вы будете питаться с персоналом.
— Руками, сидя на корточках? Прятаться на заднем дворе, чтобы не портить пейзаж дорогим гостям?
— Да я смотрю ты теперь звезда! К тебе так просто не подъедешь!
— Я не буду торговаться. Мы порисуем сегодня гостей в знак благодарности за этот бесценный номер напротив кухни, а завтра поедем дальше.

После проделанного пути, конечно, не очень хотелось срываться на второй день. Но делать здесь было нечего, и мы твердо решили, что задержимся не более пары ночей. Оставалось найти подходящее место для эвакуации. Но, похоже, наш поспешный отъезд не входил в планы Корин.