Category: птицы

Category was added automatically. Read all entries about "птицы".

Sergey Balovin / Сергей Баловин

.

Sergey Balovin / Сергей Баловин

Я снова покидаю Шанхай

Я решил оставить Шанхай и вообще Китай. На этот раз, похоже, совсем. Это не значит, что я не никогда не вернусь. Просто я перестал ощущать это место домом. Точнее так: если это и дом — то он не единственный.

Город, как и человека можно полюбить. С ним можно сродниться. Но как и любой живой организм, город неизменно меняется. Кроме того, город у каждого свой. Шанхай — не один. В мире существует 26 миллионов разных Шанхаев в представлении 26 миллионов жителей этого города, плюс энное количество миллионов Шанхаев у посетивших этот город (я не учитываю миллиарды Шанхаев в воображении тех, кто там не был).

Вернувшись, я обнаружил Шанхай другим.

Город — это не только улицы и здания. Это не только парки, рынки, площади, киоски, перекрестки, булочные и прачечные. Не только звуки и запахи. Это еще и окно, через к которому ты подходишь, просыпаясь утром. Это еще и тот, кто приходит к тебе на чай или зовет перекусить в местной чифаньке. Это еще и то, чем ты занимаешься.

С заменой некоторых слагаемых в этой сумме, произошли непоправимые изменения. Парки и площади остались, булочных стало больше, но это значение не критично. Поменялось окно. Новое окно тоже было прекрасным, с черепичными крышами и птицами. Правда свет из него лился совсем другой. Впрочем, даже это не главное...

И не знаю, есть ли смысл ковыряться в этой формуле. В любом случае — сумма изменилась. Результат — не пугает и даже не расстраивает. Расстраиваться по по поводу того, что в прошлое не вернуться — так же бессмысленно, как мечтать о бессмертии. Жизнь и так достаточно коротка чтобы ограничивать ее дополнительными рамками.

Поэтому сегодня я в Бангкоке. А завтра где-то еще и так далее... Кто захочет встретиться — пишите: sergey.balovin@gmail.com. Заявки на опортречивания — всегда актуальны. Обновленный список подарков на http://balovin.ru


Sergey Balovin / Сергей Баловин

Талант

Весной, когда цвел куст шиповника, мама, ведя меня за руку в детский сад, срывала цветок с этого куста, и я дарил его воспитательнице — Наталье Алексеевне. Молодая красивая девушка. Истеричка. Она частенько орала: "Как дам пенку во всю стенку!". Дети, смущаясь, отводили глаза, не понимая смысла загадочной угрозы.

Однажды Наталья Алексеевна торжественно объявила: рисуем снегирей. Озадаченные мы приступили к работе, выковыривая тонкими кисточками засохшую гуашь из пластмассовых баночек. Снегири не выходили. Дети неуверенно переглядывались. Я никак не решался начать. Внезапно Наталья Алексеевна схватила мой альбом и тремя широкими коровинскими мазками написала злосчастную птицу. Дети, до сих пор не подозревавшие в воспитательнице латентную импрессионистку, с удивлением уставились на шедевр. Кажется, девушка и сама была обескуражена неожиданным успехом. Вернув мне альбом, она еще долго, с каким-то подозрением, косилась на этюд. Дети продолжили возню кисточками. Я сидел перед готовой картинкой, любуясь игрой света на клюве.

Вскоре пришла мама. Увидев снегиря, воскликнула:

— Да ты у нас талант! Может художником будешь?

Художником я быть не хотел. Художник представлялся мне в образе унылого типа в берете, с круглой палитрой в руке. Совсем не хотелось носить берет. Вот космонавтом стать можно. У космонавтов — еда в тюбиках.

Но с космонавтикой не сложилось. У меня в те годы был слабый вестибулярный аппарат. Решил, что в ракете меня точно укачает. Пошел осваивать изобразительное искусство. Хотя никто не принуждал к этому. Внезапно я сам изъявил желание поступить в художественную школу. А мама поддержала инициативу — в моей одаренности ее убедил тот самый снегирь от Натальи Алексеевны. Я так и не признался, что птицу тогда написала воспитательница. Мама, вспоминая этюд, говорила, что именно в тот момент поверила, что у меня талант. Не хотелось ее расстраивать, пришлось поверить тоже.