Category: литература

Sergey Balovin / Сергей Баловин

Как Иосиф Бродский собирался угнать самолет

Сижу в гостях у поэта Мити Цветкова и его музы в их шанхайском флете на тринадцатом этаже. Листаю интернет и обнаруживаю, что сегодня Бродскому исполнилось бы 74 года. А еще я понял, почему люблю тельняшки:

brodckii2

Дата не круглая, но захотелось что-нибудь о нем написать. Хотя написано уже немало. Вот, к примеру, великолепная статья "Окололитературный трутень":

"Несколько лет назад в окололитературных кругах Ленинграда появился молодой человек, именовавший себя стихотворцем. На нем были вельветовые штаны, в руках -- неизменный портфель, набитый бумагами. Зимой он ходил без головного убора, и снежок беспрепятственно припудривал его рыжеватые волосы.
Collapse )
Sergey Balovin / Сергей Баловин

Превратить городские библиотеки в "третье место"

Интересный проект задумала одна моя подруга, очень рекомендую ознакомиться и поддержать (если понравится):

Оригинал взят у nevebuca в Мой проект по библиотекам

Он был придуман в рамках задания конкурса стажировок в правительство Москвы.
Как я, филолог с дипломной работой, посвященной "концепции судьбы" в произведениях эстонского писателя, умудрилась в нем поучаствовать - отдельная тема.
Если одним словом, то - случайно. :)

В принципе я могла придумать любой проект в совершенно любой области - от ЖКХ и транспорта до здравоохранения - который мог бы послужить на пользу жителям Москвы. Но была одна незадача - времени на его изобретение не было. Был, кажется, один ночной час между вечерним конкурсом команд и отбоем, а уже на следующий день - обсуждение своего проекта с экспертами.
Поэтому эта задумка вылилась столь же органично, сколь спонтанно - из опыта всей моей жизни (филологического образования, подготовки к ЕГЭ и олимпиадам в Казани, стажировки в Тарту).

В чем заключается мой проект?
В частичном перепрофилировании городских библиотек Москвы.
Причину, я надеюсь, объяснять не стоит. Библиотек в Москве, наверное, столь же много, сколь школ и детских садов, и точно не менее, чем кинотеатров.
Но кто посещает эти библиотеки?...
В основном, люди пожилого возраста старой закалки, для которых посещение библиотек - вещь из той же области, что концерта художественной самодеятельности в районном ДК.
И парочка заумных школьников, студентов, какой в свое время была я.

Может, настало время поменять эту дикую болотную ситуацию?

Collapse )
Sergey Balovin / Сергей Баловин

Рыбка по-шанхайски

Начало истории здесь.

Итак, Союз художников согласился предоставить зал. Но за аренду нужно было платить. Денег у нас, разумеется, не было. По совету Ивана Петровича за деньгами пошли к Валерию Андреевичу, с которого все и началось.

— Деньги, говорите? На аренду зала, говорите?
— И еще на картон для паспарту и на рамы.
— И на картон? И на рамы?
— А еще мы хотели бы буклеты сделать.
— Буклеты сделать? Ясно. Вот вам бумага, ручка. Пишите все: что, чего, сколько, кому…

И мы писали, писали… Звонили, ходили… От Андерича К Петровичу, от Петровича к Василичу, от Василича к Николаевичу… На подготовку выставки ушло все лето. Ушла вся бумага в приемных начальников. Ушли все нервы. Валерий Андреевич, конечно, сказал, что будут деньги, мол "нагнем извозчиков, не все же им только собирать", но денег пришлось ждать очень долго. До последнего момента никто не был уверен, что все получится.

Collapse )
Sergey Balovin / Сергей Баловин

Анекдот

Вчера встречался со своим хорошим другом, Леонидом Блюммером. Размышляли о том, где лучше жить. Вспомнили старый добрый анекдот про нашего земляка:


Тридцатые годы.

Москва. Холод, снег. Мальчик лепит снеговика. Кидает в снеговика большим плотным снежком, чтобы разбить снеговику голову. Разбивает окно. Выбегает дворник с лопатой и бросается за мальчиком.

Мальчик, убегая от дворника, думает: "Ну зачем мне все это? Как же мне надоели эти подворотни, этот холод, этот снег, эти дебильные игры... Вот сидел бы сейчас дома, читал бы своего любимого Эрнеста Хемингуэя."

Гавана. Эрнест Хемингуэй, сидя в своей вилле, дописывая очередной роман, думает: "Ну зачем мне все это? Как же мне надоела эта Куба, эти пальмы, эти пляжи, эта жара, эти кубинцы... Вот сидел бы сейчас в богемном Париже с Андре Моруа, попивая шампанское в обществе двух прекрасных куртизанок."

Париж. Андре Моруа, сидя с бокалом шампанского в объятии двух куртизанок, думает: "Как же мне надоел этот Париж, эта богема, эти куртизанки... Вот сидел бы сейчас в заснеженной Москве с Андреем Платоновым, беседовал о смысле жизни."

Москва. Андрей Платонов с лопатой гонится за мальчиком, думает: "Догоню, убью суку."

Sergey Balovin / Сергей Баловин

Привет новым друзьям!

Предлагаю познакомиться! Буду рад узнать что-нибкудь о вас. Можете черкнуть пару строк в комментах: где живете, чем занимаетесь.

Знакомство со мной лучше начать с этих публикаций: 

Один день человека, который не пользуется деньгами 

Незаконченная книга. Начало. 

Незаконченная книга. Продолжение начала.  

Еще листок из "Незаконченной книги" 

Осень халасо (Глава 1) 

Осень халасо (Глава 2) 

Осень халасо (Глава 3) 

Осень халасо (Глава 4)

Осень халасо (Глава 5) 

Часто спрашивают


Интервью, репортажи

Шанхай с Понкратовым (бонусом Баловин) 

Интервью

Сибирский живописец

Еще один агитационный ролик из Новосиба

Натурально набуробил 

Еще один сибирский обед на портрет

И еще

У српском разумеју? 

Интервью в Воронежском Курьере

Интервью, Россия 24

Это все липецкая газировка;) 

Неплохой репортаж из Воронежа

Неплохой репортаж из Липецка 

Суп с Баловиным 

Global Times 

Говорит Шанхай

Sergey Balovin / Сергей Баловин

Дмитрий Гейченко. Два года вечности.

Я держу в руках клочок бумаги. Обрывок какого-то случайно испорченного бланка. На обратной стороне небрежный набросок. Возможно прочесть его мог только автор. В этом рисунке зашифрована идея бесконечности.


 Из этих линий возник дом. Фотографии этого дома можно найти теперь во многих архитектурных изданиях.
Collapse )