Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

Sergey Balovin / Сергей Баловин

.

Sergey Balovin / Сергей Баловин

Огонь, вода и медные трубы

Мы все еще без связи. Телефон в коме. Интернет к дому пока не проведен. Кстати, если страдаете такой пикантной зависимостью и собираетесь к нам в гости — имейте ввиду: Дом с печкой — прекрасное место для интернет детокса. Я вот, к примеру, уже привык определять время по колоколам церкви. Впрочем, мы не откажемся от спонсорской поддержки спутниковой антенны, цена вопроса в районе 600 евро, если не ошибаюсь.

Итак, какие новости накопились за прошедшие дни?

1. Дней десять стояла прекрасная солнечная погода, что не мешало нам работать, как на сибирской каторге. Из замечательного обломка, который бы занял почетное место на стенде музея археологии, Костя сделал тяжеленную кирку. Вот этой Киркой мы и пробивали наше окно в светлое будущее. В помощь — три лопаты и две руки Германа, нашего нового воркэвейера, которого только что проводили.

2. Герман продержался дней десять. Ему не очень повезло. Дело даже не в кирке и лопатах.
Просто на второй день пошел дождь. Пошел и идет уже вторую неделю. И в прогнозе еще две, как минимум. Оказывается май в Пьемонте — это все равно что сезон дождей в Южной Азии. С тем лишь отличием, что температура воздуха на порядок пониже. Короче, уверен, что помощь по дому Герману не представлялась в виде работы на каменоломне под проливным дождем.

3. Итак, сегодня редкий день, когда мы остались вдвоем с Клаудией, ближайшие гости в четверг. Так что сейчас можно погостить у ее родителей, где есть вайфай и нет каменоломни. Вот поэтому и новостями получается поделиться.

Collapse )
Sergey Balovin / Сергей Баловин

Вокруг света с детьми



Многие считают, что путешествовать можно только до тех пор, пока не появятся дети. Или если дети уже появились, то ждать, пока те не вырастут, чтобы можно было их оставить. Те, кто так не считает — в меньшинстве. Тех кто практикует путешествия с детьми — еще меньше. Я не считаю путешественниками тех, у кого «все включено», я говорю о людях свободных. О Свете и Джейсоне я уже писал. С этим безумным семейством мы встречаемся в самых неожиданных местах в разных частях света. Дело в том, что ребятам не сидится. И рождение дочери их не остановило. Китай, Россия, США, Таиланд, Вьетнам — три месяца там, четыре — там и так далее.

Все это было с грудным ребенком на руках, пока не появился еще один. Тут семейство призадумалось: «Снова звали в Шанхай, но мы устали от Китая. Там удобнее жить. С детьми тем более. Но хотим новые места изучить. Поэтому поедем в неудобное место. Меньше удобств — больше креатива.». Это мне Света говорит сейчас, вернувшись в Питер, после Мурманска, куда они отправились из Шанхая — зимовать в заполярной ночи. Старшей уже два года. Младшему стукнул месяц. Уже пакуют чемоданы, в Африку собрались.

А вот предыстория: http://balovin.livejournal.com/238647.html

P.S. Похоже всетаки с ЖЖ я потихоньку сливаюсь... А ежедневные обновкения в ВК и на ФБ, и в инстаграме:

http://vk.com/sergey.balovin
http://facebook.com/sergey.balovin
http://instagram.com/sergeybalovin

Sergey Balovin / Сергей Баловин

Постояльцы

После безумного Куала-Лумпура возвращение в Бангкок было подобно возвращению на родину. И дом Чарли, словно отчий дом, где прошло детство. Да и Чарли сам, как родной дедушка.

— Бончорно! Ком эстай? Да да!

Чарли говорит на всех языках и немного по-английски. Чарли все уважают. Уличные торговцы по утрам кладут еду на его столик, словно подношения богам в храмах. Чарли еще спит в это время. Когда он спуститься, на столе обязательно что-то будет.

На этот раз в доме полно постояльцев. Чарли в приподнятом настроении. Я ошибался — место не зачахло. Здесь все время бурлит какая-то жизнь. Каждые два-три дня кто-то заселяется. Кто-то съезжает. У Чарли есть специальная книга для отзывов. Он фотографирует всех гостей, и просит оставить там несколько строк и свободное место, чтобы позже вклеить фотографию. Большинство постояльцев, встреченных мной, останавливались здесь не в первый раз. Все возвращаются. Кто-то останавливается лишь на пару дней — но это обычно новечки. Бывалые застревают минимум на неделю. Иные жили здесь по несколько месяцев.

Шотландец Нил заходит сюда почти каждый день. Он живет в отеле неподалеку. Но раньше жил здесь. Некоторые его вещи до сих пор (12 лет) лежат у Чарли в кладовой, где бекпекеры на время оставляют теплую одежду и другие лишние штуки, отправляясь на острова. Нил переселился в отель лишь для большего комфорта: у Чарли нет комнат с санузлом, приходится пользоваться общим душем. Но он поддерживает старика, иногда покупая его акварели или подкидывая денег в коробку для пожертвований. В Шотландии Нил работает три-четыре месяца в году: покупает старую, убитую квартиру, приводит ее в порядок, делает капитальный ремонт и продает. На заработанные средства оставшуюся часть года проводит в Южной Азии — в Таиланде и Индонезии.


Collapse )
Sergey Balovin / Сергей Баловин

Любляна и Папа Хуху

Вот такой вид теперь открывается из окна Алика Крисского, известного как papahuhu.



Алик прожил в Китае более 20 лет и решил перебраться в другое место, куда-нибудь в Европу. Покатался, присмотрелся и выбрал Словению.

Collapse )
Sergey Balovin / Сергей Баловин

Мой внук и то лучше нарисует!

«Мой внук и то лучше нарисует!» — так отзывался Хрущев о творчестве авангардистов. Подобную фразу часто можно услышать в адрес произведения, которое не соответствует универсальному критерию «прям как фотография». Смысл фразы очевиден: «это — фигня, потому что ребенок может так же нарисовать». Видимо, эти критики совершенно не ценят творчество детей, поскольку ставят знак равно между фигней и рисунком ребенка.

Дети до пяти-шести лет способны создавать цельные и сильные произведения: по цвету, по композиции и по содержанию. В этом возрасте дети свободны от условностей. В их рисунках — естественная гармония, они подобны музыке, которую не надо объяснять, чтобы почувствовать. Не замечают этого взрослые, визуальное восприятие которых ограничено жалким набором штампов. Такие взрослые начинают «учить» детей: «Небо — голубое, облака — белые, трава — зеленая, дом — квадратный». Ребенок «учится» и к десяти годам его голова забита примитивными клише. Музыка исчезает, зато чадо радует родителей «понятными сюжетами»: принцесса, дом, машина. Урок по литературе добьет формирование художественного вкуса репродукцией картины «Рожь» и сочинением на тему «Грачи прилетели». Училка по МХК заикнется о каких-то фовистах, двоешники хихикнут на задних партах, отличницы законспектируют в тетрадках. А потом все убегут на физкультуру и забудут, что есть еще художники, кроме Шишикина и Саврасова. Да и что от них требовать, если сама училка видела Матисса в подлиннике лет двадцать назад, в Пушкинском, когда всем классом ездили на экскурсию в Макдоналдс? Да и кому нужны эти Матиссы, Миро и Баскии? И так Малевич начудил уже со своим квадратом, что никак не успокоится народ: «Квадрат намалевал, а его теперь за миллион продают! За эти ж деньги можно и машину, и дом, и принцессу… А ведь мой внук и то лучше нарисует!»

Sergey Balovin / Сергей Баловин

Точка разборки

На днях получил письмо от довольно интересных ребят. Тоже тусуются по Тайланду и мутят необычный проект. Собирают группу отважных добровольцев для участия. Попросили, чтобы я осветил это дело в блоге. Но я решил, что это будет похоже на банальную рекламу и предложил им для начала поучаствовать в моем проекте. Ребята без колебаний согласились и опортретились виртуально за билет из Самуи до Хуа Хина. Теперь не грех и рассказать про них.



Впрочем сами они о себе расскажут лучше:

"Личность Сергея Баловина интересует и цепляет нас потому, что мы болеем той же самой болезнью — поиском способов жить в параллельных мирах, которые на самом деле находятся рядом. Жизнь в них более реальная и полная, чем в той суровой и неулыбчивой реальности, которая досталась нам от наших родителей, школы/вуза, государства. А потом мы показываем то, что нашли, на нашей программе «Точка разборки», которая проводится в Таиланде.
Collapse )
Sergey Balovin / Сергей Баловин

Спецшкола

В городе Анна, в сотне километров от Воронежа находится спецшкола. Чтобы попасть в нее не надо сдавать экзамены. Для этого необходимо совершить уголовное преступление. Сюда попадают те, кто еще не дорос до колонии. Те, кому не исполнилось четырнадцать лет. Маленькие дети со взрослыми преступлениями.

Один хороший человек, которому я многим обязан, попросил меня встретиться с этими детьми, рассказать им о поекте, порисовать. Признаться, затея мне показалась нелепой. Я не против провести благотворительную акцию — поделать портреты за книги, одежду или игрушки, чтобы передать их в приют. И подобное уже успешно практиковалось. Но ехать к этим детям мне казалось не совсем уместным. Приехать к тем, кто в заточении и рассказывать о своих путешествиях — это как-то странно. Тем не менее, я согласился.



Collapse )
Sergey Balovin / Сергей Баловин

Горячие китайские парни в поиске женщины

Трое молодых парней очень надеются, что среди моих читательниц найдутся те самые долгожданные три, которые решатся скрасить их одиночество.



Ребята добрые, покладистые, почти без вредных привычек. Ответственные, решительные. Готовы на многое ради большой, но чистой любви.
Collapse )