balovin (balovin) wrote,
balovin
balovin

Categories:

Постояльцы

После безумного Куала-Лумпура возвращение в Бангкок было подобно возвращению на родину. И дом Чарли, словно отчий дом, где прошло детство. Да и Чарли сам, как родной дедушка.

— Бончорно! Ком эстай? Да да!

Чарли говорит на всех языках и немного по-английски. Чарли все уважают. Уличные торговцы по утрам кладут еду на его столик, словно подношения богам в храмах. Чарли еще спит в это время. Когда он спуститься, на столе обязательно что-то будет.

На этот раз в доме полно постояльцев. Чарли в приподнятом настроении. Я ошибался — место не зачахло. Здесь все время бурлит какая-то жизнь. Каждые два-три дня кто-то заселяется. Кто-то съезжает. У Чарли есть специальная книга для отзывов. Он фотографирует всех гостей, и просит оставить там несколько строк и свободное место, чтобы позже вклеить фотографию. Большинство постояльцев, встреченных мной, останавливались здесь не в первый раз. Все возвращаются. Кто-то останавливается лишь на пару дней — но это обычно новечки. Бывалые застревают минимум на неделю. Иные жили здесь по несколько месяцев.

Шотландец Нил заходит сюда почти каждый день. Он живет в отеле неподалеку. Но раньше жил здесь. Некоторые его вещи до сих пор (12 лет) лежат у Чарли в кладовой, где бекпекеры на время оставляют теплую одежду и другие лишние штуки, отправляясь на острова. Нил переселился в отель лишь для большего комфорта: у Чарли нет комнат с санузлом, приходится пользоваться общим душем. Но он поддерживает старика, иногда покупая его акварели или подкидывая денег в коробку для пожертвований. В Шотландии Нил работает три-четыре месяца в году: покупает старую, убитую квартиру, приводит ее в порядок, делает капитальный ремонт и продает. На заработанные средства оставшуюся часть года проводит в Южной Азии — в Таиланде и Индонезии.


Познакомились и с другими очаровательными ребятами — с Линдой и Джимми из Англии. Джимми — старинный друг Чарли, он живет в Таиланде уже двадцать шесть лет. На вид ему — за шестьдесят. Линда, похоже, его ровесница. Оба — будто из какого-то старого английского фильма эпохи джаза. В семидесятых вместе автостопили по Азии. Колесили по Пакистану, Афганистану, Индии… Линда тогда была беременна. В гостевом доме Чарли ей досталась крохотная комнатка без окна. Комната напомнила ей тюремную камеру. Когда-то во времена хиповской молодости ей довелось отсидеть три месяца в Британской тюрьме за косяк марихуаны. Сейчас у Линды куча внуков, сама живет в Лондоне. А Джимми так и не бывал в Англии, с тех пор, как перебрался в Таиланд. Женился на таиской женщине и поселился в деревушке, в провинции Чатнабури, где мы вскоре снова встретились:

— Не могу пить это без кубиков льда. Местное пиво — это не пиво. Я же приехал с родины теплого эля. Как это может сравниться с Чангом?

— Ты не скучаешь по Англии?

— Конечно скучаю… Но друзья говорят: «Что ты! Забудь! Англия уже совсем не та. Ты не узнаешь эту страну, если приедешь. Оставайся в Таиланде».

Друзья и близкие сами приезжают к Джимми.

Лидна попросила меня нарисовать его портрет и шепнула, что подарок с нее.

— Ты рисуешь меня? Но мне совсем нечего тебе дать! Я и сам тут почти без денег.
— Не переживай Джимми, я ничего не прошу у тебя.

Я не прошу подарков за свои портреты, я их принимаю, когда дарят. И Таиланд я ни у кого не выпрашивал. Он просто стал частью моей жизни, как и все эти удивительные люди, которых я люблю не меньше, чем Чарли.

Tags: бангкок, таиланд, чарли содпрасерт
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 2 comments