balovin (balovin) wrote,
balovin
balovin

Categories:

Циндао. Концерт, олигархи и личинка

А вот и #Китай. #Циндао#China #Qingdao

Из всей многочисленной толпы пассажиров, прилетевших в Циндао, только мы с Дашей имели европейский разрез глаз. Мне казалось, Циндао должен быть более интернациональным. Пограничник строго спросил Дашу, что она будет делать в Китае. Даша стала растерянно объяснять на своем франглийском, что из Циндао мы отправимся в Шанхай, а потом еще, возможно, в Гуанчжоу, и что билет в Иркутск уже есть, и что останется она в Китае ровно на месяц. Спросили и меня, на сколько планирую задержаться. Сказал, что месяца на три (максимальный срок пребывания после въезда по моей годовой визе), чем вызвал искреннее удивление пограничника. На вопрос "чем собираюсь заниматься" ответил, что буду картинки красить. Удивление пограничников удивляло меня не меньше, чем их мое намерение оставаться в стране три месяца. Что необычного в том, что я остаюсь на три месяца, если у меня вообще годовая виза? Но подозрений больше вызвала именно Даша. Чем-то не понравился ее паспорт, достали лупу, стали изучать. Потом куда-то понесли, стали что-то оживленно обсуждать.Разумеется, моего китайского со словарным запасом Эллочки-людоедочки не хватало, чтобы понять детали спора. Через двадцать минут поставили штамп о въезде и молча отдали паспорт, не извинившись, ничего не объяснив.


#Qingdao #China

Мой китайский друг Вэн приехал встретить на машине с беременной женой и годовалой дочкой. Приехали за 300 километров из другого города, чтобы увидеться и отвести нас из аэропорта в центр. Довез до места, где планировалось наше выступление, передал в руки менеджеру и уехал домой. Сказал, что спешит. Даже не пообедали вместе.

Менеджером был молодой парень по имени Ши Зци Жан. Сказал, что можем называть его Саймоном. Его со мной познакомила девушка с каучсерфинга. Ища ночлег, я написал ей за несколько недель до приезда и спросил, не знает ли она, где можно осуществить мое с Дашей выступление. Оказалось, что ее друг работает в большом торговом комплексе, и может там все устроить. Я когда-то зарекся выступать в торговых комплексах. После того случая, ккогда из моего проекта попытались сделать идиотскую рекламную акцию с конферансье и балаганом вульгарных девиц, танцующих под адскую попсу у меня за спиной. Но на этот раз выбора не было. Наш путь лежал через Циндао. Сюда нас не звали. А это всегда сложнее, когда не зовут. Тем не менее Саймон написал, что все организаует, что нам не о чем беспокоиться. Я послал ему все материалы для анонса события. Он попросил назвать желаемые подарки. В чилсе первостепенных я отметил билеты до Шанхая, сим-карту, проездные на городской транспорт и еду. Завершался список платьями для Даши, натуральным кофе и билетами на массаж.

За неделю до приезда Саймон написал, что у нас уже есть еда, проездной на городской транспорт, сим-карта, оплаченный массаж. Вскоре написала какая-то девушка, уточняя какой именно массаж мы хотели бы и в какой день. Мне вспомнились традиции китайского гостеприимства. Я уже начал предвкушать радушный прием. С ночлегом вопрос был решен — планировали остановиться у той самой девушки с каучсерфинга. Но все еще не было билетов на поезд, микрофона и клавишных для Даши. Саймон уверил, что волноваться не стоит, что к нашему приезду все будет.

И вот мы уже в офисе у Саймона со своими рюкзаками. За мутным окном грооздятся высотки.

#Qingdao #China

К моему сожалению разговорный английский у парня оказался намного слабее, чем в переписке. Выглядел Саймон как-то неуверенно. Путем повторения вопросов по слогам, удалось выяснить, что клавишные еще не нашли, что сим-карта будет только завтра и что квартира девушки, у которой мы остановились находится за 35 километров от центра. Добираться с пересадками не меньше часа. При этом у нас не будет связи, и поехать с нами не кому. Я понял, что стоило больше внимания уделить деталям. В этот же день на вечер был назанчен массаж и мы решили оставить вещи в торговом центре, чтобы отправиться на ночлег уже после всего. Саймон начал потихоньку отходить от шока знакомства с иностранцами. Судя по всему это был первый опыт живого общения. Слегка оживился и пригласил нас отобедать. Пока мы доедали свою лапшу, Саймон успел сбегать за сим-картой. Решил сам подарить ее.

Договорились, что встретимся через пару часов и отправились погулять по городу. Насколько я понял, мы находились в самом центре. Пошли в сторону набережной.

#Qingdao #China

Это был первый день Даши в Китае. Первый раз в ее жизни. Для меня это было возвращение после длительного перерыва, продолжительностью больше года (если не считать тот день в аэропорту, когда меня не пустили и департировали).

Памятник трудовым конечностям. #китай #Циндао #Qingdao #China

Китай не изменился за это время. Во всяком случае не произошло тех изменений, которых я немного боюсь. Боюсь, что Китай постепенно превратится в Сингапур. Где все чисто, правильно, красиво, но как-то бездушно. Мне по душе китайский беспорядок.

Ronaldino.#Qingdao #China

Когда что-то не укладывается в голове, когда что-то против правил. Вот сушатся чьи-то штаны прямо на проводах, рядом висит кусок мяса. Вот какой-то мужик устроил парикмахерскую прямо на тротуаре: поставил стул с обломком зеркала и бреет клиента опасной бритвой.

Суицидальное. #Циндао #китай #мишка #суицид

У меня было немного китайских денег, оставшихся еще с прошлых лет. Не смог отказать себе в удовольствии попробовать знаменитого разливного «Циндао». Это самое популярное пиво в Китае, но только здесь его продают на разлив. Причем кеги стоят прямо на улеице, а пиво наливают не в бутылки, а в обычные пакеты. Пакеты взвешиваются.

Qingdao famous beer. Selling by kilos in plastic bags, - How many kg you want? Here is your bag! Циндао знаменит одноименным пивом. Здесь его можно покупать на разлив прямо на улице. Отпускается на вес в пакетах. #Циндао #пиво #китай #Qingdao #beer #China

Вскоре мы вернулись к торговому комплексу. Саймон показал нам на какую-то нелепую афишу у входа и объяснил, что это про нас. На афише — бескрайнее зеленое поле и достопримечательности столиц мира вряд: от Башни Эйфеля до Статуи Свободы. Мы слегка удивились. Ничего общего с тем, что делаем мы, я не заметил. Зато среди йероглифов выделялись несколько слов латиницей — наши имена. Действительно про нас. На вопрос, почему он не стал использовать заготовленный шаблон афиши, Саймон ответил, что там слабое разрешение.

Отправились за рисовальными принадлежностями. На тридцать втором этаже того же здания была детская изостудия. Директор студии вызвался проспонсировать бумагу и тушь. Я решил проверить качество бумаги и приступил к портрету директора. Вокруг столпились мамы детей, учившихся в этой школе. Саймон объяснял суть проекта, и шаг за шагом у нас появлялись новые предложения. Одна женщина сказала, что готова пригласить нас на массаж в другом салоне, ибо тот, куда мы собирались ехать, находился довольно далеко. Но другая сказала, что это не проблема и она оплатит такси. Тогда, та, что предлагала массаж, сказала, что готова подарить нам две ночи в отеле, рядом с торговым центром, где нам предстояло выступать. Кто-то еще вызвался оплатить машину от массажного салона до отеля. Кто-то уже звал на ужин… Я окончательно успокоился и понял, что в Циндао мы не пропадем. Все еще не было билетов на поезд, но мы решили, что в крайнем случае поедем автостопом.

Chinese impressionism.#Qingdao #China

После переездов и перелетов с рюкзаками на плечах массаж был очень кстати. Вечером нас встретила женщина, подарившая две ночи в отеле. Номер оказался довольно скромным, о чем она нас предупредила, извинившись. Но это было лучше перспективы добираться на перекладных на какие-то окраины. Утром она позвонила и сообщила, что ее подруга очень хотела бы с нами познакомиться и пригласить к себе на обед. Ради встречи подруга готова оплатить нам еще одну ночь в этом же отеле. Мы согласились.

Даша, не понимала, как все это возможно: почему столько людей хотят нам помочь, почему все так просто. Но все было не так уж и просто, как казалось на первый взгляд. Клавишные нашлись. Но совсем непрофессиональный инструмент, с примитивным звучанием, без педали. Сцены в торговом центре тоже не было, никакой площадки, ничего. Просто пространство между входом и эскалатором. на фоне стеллажа с чемоданами. Но хорошо хоть не магазин с нижним бельем. Чемоданы хоть какую-то связь с путешествиями символизируют. Самое ужасное, что мы даже не подумали оговорить заранее — это музыка, звучавшая из всех динамиков. То, что ее должны выключить, для нас было само собой разумеющимся. Но нет, Саймон объяснил, что это невозможно и максимум, что он может сделать — слегка приглушить громкость. В таких условиях Даше еще не приходилось работать.

Людей пришло немного, и те в основном на портреты. Дашу если и слушали, то как-то очень странно. Без аплодисментов. Никакой связи с публикой. Далеко не все, кто подходил за портретами, дарили подарки. Я спросил Саймона, объяснил ли ли он принцип проекта публике. Он сказал, что люди в курсе и те, кто ничего не дарит, дают ему деньги на приобретение ж/д билета. Один китаец сунул деньги прямо мне. Сразу четыреста юаней (чуть больше 60 долларов). Я прикинул, что если каждый будет давать столько, то мы и на самолете сможем улететь, еще и на отель в Шанхае останется. Но я заблуждался. За четыре часа опортречиваний в кассе на билеты едва набралось пятьсот. С четырьмя сотнями, подаренными лично мне едва набиралось девятьсот. Требовалась тысяча пятьсот. Саймон предложил не унывать и сказал, что что-нибудь придумает.

Но приуныли мы не столько из-за того, что суммы, которой публика оценила наше совместное выступление не хватит даже на два ж/д билета, сколько из-за такого приема публикой. Причем не меня, а Даши. Я и сам когда-то пел по кабакам в Индии. И понимаю, каково это — петь, когда никак не реагируют. Но я не ставлю себя в ряд с Баскаковой. Она же — профессионал. Поет потрясающе. Не каверы поет, поет свои песни. Это действительно заслуживает внимания. Во Владике и в Сеуле хоть и шумели, но апплодировали. А здесь вообще никакой реакции. Несколько раз я бросал кисти и начинал хлопать сам, побуждая других. Но это не могло повторяться бескокнечно. Когда пропускал — снова никакой реакции. И тем не менее, нам надарили каких-то подарков. В номер возвращались с сумками, полными еды.

На следующий день мы были приглашены на обед к Келли, той женщине, что попросила задержаться в Циндао и продлила наше пребывание в отеле еще на одну ночь. Она заехала на машине. В разговоре выяснилось, что Келли родом из Сингапура, но живет в Циндао уже более пятнадцати лет. Связано это с работой мужа. Я спросил, не скучает ли она по Сингапуру. Сказала, что не скучает, так как летает туда раз в две недели, навестить родителей.

Когда мы проехали в ворота, я решил, что это целый компаунд. Но это было частное владение. Два настоящих дворца и достраивавшийся спортзал метров на четыреста — все это принадлежало одной семье. Мне не раз приходилось гостить у очень состоятельных людей. Но настолько богатой обстановки видеть еще не приходилось. В доме было многолюдно. Бегали какие-то дети, ходили какие-то люди. Это были родственники, приехавшие на несколько дней и прислуга. Судя по всему родственники тоже не бедствовали. И вот нас приглашают за стол. Стол не сервирован. Зато за ним уже сидят дети. Присел и дедушка, лет восьмидесяти на вид, прилетевший из Лос Анджелеса. Я спросил Келли, почему она не садится за стол. Она ответила, что уже поела. Мы с Дашей переглянулись. Странное приглашение на ланч. Еще более странным оказался сам ланч. Прислуга принесла большое блюдо: вареный рис с кусочками овощей. Мне вспомнились замороженные полуфабрикаты, которые в России называются «Гавайская смесь». Именно это и было предложено в качестве основного и единственного блюда. С блюдом подавался ненавистный мной растворимый кофе «три в одном».

В обмен на этот обед мне было предложено нарисовать всех собравшихся родственников Келли. Получилось семь или восемь портретов. Я рисовал, а Даша, обнаружив пианино, что-то наигрывала. Инструмент был великолепен и она играла в свое удовольствие. По просьбе дедушки из Лос-Анджелеса исполнила «Подмосковные вечера». Келли, довольная, снимала происходящее на видео. Похоже, ланч удался. А потом у Келли возникло предложение — исполнить домашний концерт для ее друзей. Сказала, что сможет даже заплатить за выступление, если собрать со всех пришедших по двадцать юаней. Я подумал, что ослышался. Нет — именно по двадцать юаней. Мы поинтересовались, сколько может собраться друзей. Ответ был, что максимум — человек десять. Хозяйка самого дорогого особняка, в котором мне доводилось бывать, оценила приватный концерт профессиональной состоявшейся певицы в 200 юаней (тридцать долларов). Вдвое меньше, чем сумма, которую мне накануне дал за пятиминутный набросок случайный прохожий в торговом центре. Я предложил Даше выступить бесплатно, без ценников. Дать благотворительный концерт голодающему семейству. В конце концов ради этого, Келли готова была оплатить нам еще одну ночь в отеле! Впрочем оставаться лишний день в Циндао было уже не очень интересно. К тому же Саймон сумел таки раздобыть нам билеты в Шанхай, их полностью оплатил торговый центр.

Но мы почему-то согласились на это выступление. Наверное, просто хотелось верить, что мы заблуждаемся. Что они — другие. Опять же, дело не в сумме, а в отношении. Но нет, мы не заблуждались. Даша отыграла великолепный концерт. Хороший инструмент, тишина. Все наслаждались. Аплодировали.

Даша отыграла эксклюзивный концерт для семьи сингапургских олигархов. Своеобразный экспириенс. Как-нибудь расскажу в блоге balovin.livejournal.com#Qingdao #China #DashaBaskakova

Я рисовал собравшихся друзей. Потом Даше дали конверт с двумя сотнями юаней. Пришлось подождать, пока хозяйка разменяет еще одну сотню, чтобы дать точную сумму на такси.

Вечером Саймон пригласил нас на ужин. Стол ломился от еды. Шашлыки, морские гады, разливное Циндао и… специально для Даши я заказал пару шпашек с личинками тутового шелкопряда. Побывать в Китае и не попробовать букашку — непростительно (если тоглько ты не вегетарианец, а Даша — не вегитарианец). Даша долго собиралась с духом, никак не могла решиться. Мы с Саймоном подбодрили ее и заглотили по личинке, доказывая, что это съедобно. Описать всю гамму эмоций, отразившихся на лице Даши, когда она отважилась это сделать я не сумею. Кажется, ей не очень понравилось. А зря. Говорят — полезно.

Поскольку у нас остались неиспользованные за билет деньги, я совершил попытку оплатить счет за ужин. В Китае обычно кто-то один платит за всех. Но, конечно, это не возможно, когда ты — гость. Тебя просто не подпустят к кассе. Я не знаю, сколько получает молодой менеджер торового центра, и на что похоже его жилье, но парень заплатил больше, чем было в конверте от не самого бедного на свете семейства. Впрочем считать деньги — не очень интересное занятие. Надеюсь, когда-нибудь научусь отдавать, не оглядываясь. Все равно возвращается в том объеме, которого заслуживаешь. И это не всегда измеряется цифрами.

Tags: даша баскакова, китай, циндао
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 9 comments