balovin (balovin) wrote,
balovin
balovin

Categories:

На боковушке

Первое свое путешествие я совершил в утробе мамы, преодолев с ней на поезде путь почти в семь тысяч километров. Вероятно поэтому стук колес входит в число моих самых важных жизненных потребностей. Этот звук для меня — музыка. Он успокаивает и волнует одновременно. Симфония метрономов, задающих ритмы для покорения новых городов. К сожалению, сегодня уже не все поезда, и не все рельсы стучат. Растут скорости, повышается звукоизоляция. Окна не открываются, впуская лихой ветер, пропитанный креазотом. Вместо этого — синтетический мороз кондиционеров. И тем не менее, еще остались вагоны, где титаны топятся углем, а туалеты закрываются за сорок минут до станции. Именно такой нам и достался.

Конечно мы взяли плацкарт. Вдовоем на боковушке — лучше не придумаешь. С одной стороны, не надо делить столик с соседями. С другой, все веселее, чем в закрытой комнате. В купе мне почему-то всегда тесно. В плацкарте — больше людей, но и больше свободы. Здесь нет лишних перегородок, создающих иллюзию личного пространства. Многие уверены, что находясь в коробочке, они защищены. Но не все стены спасают. Обычно они лишь утверждают границы. Любая граница — повод для конфликта. Раздел территории редко проходит безболезненно.

— Здравствуйте, а вы до Владивостока? — спрашиваю соседа. Не то чтобы крепкий, скорее упитанный. Не то чтобы пожилой, скорее «мужчина в полном расцвете сил». Не то чтобы лысоватый… Одним словом — обыкновенный русский мужик.

— А нам до Сингапура!

— Правда? А из какого города вылет? — я так привык к людям, для которых не существует границ и на мгновение поверил, что дяде действительно до Сингапура. Но тут же упрекнул себя в наивности и отсутствии чувства пролетарского юмора. — Нам тоже до конца. Мы ошибочно взяли две нижних боковушки. Я готов отдать вам одну нижнюю в обмен на верхнюю. Так я окажусь с попутчицей в одном отсеке. И вам будет удобнее.

— Конечно! Ща все поменяем!

— Отлично! — Тут же перетаскиваю рюкзак. Но «сингапурец» никуда не уходит. — Вот, можете сюда пересесть. А я сюда.

— Никуда я не пойду. На кой хрен мне? У меня вот жена на соседней полке.

— Так у нее тоже верхняя. Поменяемся и у вас с женой будет отдельный отсек, и у нас. Нам же еще трое суток ехать.

— Не… меня не проведешь!

Я искренне не понимал стремления сохранить эту полку, при том, что обмен улучшил бы условия железнодорожного быта как для «сингапурцев», так и для нас.

— Что ж, как будет угодно. Тогда прошу вас переместиться наверх. Столик соберем. Обе нижних — наши. Будем спать. Извините.

Мужик свалил. Через некоторое время подошла его супруга и предложила вернуться к переговорам о переезде. Не смотря на то, что внешне женщина напоминала своего суженого, договориться с ней оказалось легче.

Следующие три дня пролетели незаметно. Утро я начал с дашиного портрета, что предсказуемо вызвало любопытство у окружающих. Тут же началась запись в очередь на опортречивание. «Сингапурцы» тоже записались. Поскольку подарков запасено не было, дарили в основном деньги. Ну что ж, деньги так деньги. Главное, что без торгов и выяснений того, кто кому чего должен.
Tags: истории, поезда
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 5 comments