balovin (balovin) wrote,
balovin
balovin

Categories:

Дима. Посвящается гению (Глава 2)

Незаконченная книга, 190-195 стр.


Дима. Посвящается гению

Глава 2


Алексей начал накрывать на стол. Точнее на пол. Постелил скатерть. Появился коньяк, мартини, что-то еще. Свечи… Я был удивлен лешиному гостеприимству, так он вел себя впервые на моей памяти.

Дима достал трубку, и к аромату дорогой туалетной воды добавился аромат превосходного трубочного табака. Этот запах я не забуду никогда. Когда Катя достала сигарету, он попросил не курить при нем. Объяснил, что у него болит сердце от сигаретного дыма. Предложил ей трубку в качестве альтернативы. Оказалось, что с собой у него целый арсенал курительных трубок и три вида ароматного табака.

Потом Катя с Алексеем начали играть. Как это делают многие актеры вне сцены: бесконечная мишура из каких-то шуток, подколов и пафоса… Дима тоже играл. Как я потом понял, он играл всегда. Его игра часто казалась слишком гротескной и до смешного наивной. Но при этом границы между игрой и реальностью были практически стерты. Он искренне верил во все, что рисовало его воображение. Правда и вымысел сливались, и становилось невозможно отделить одно от другого. Оставалось только или верить всему или не верить вообще.

Дима сообщил всем, что он миллионер. Что его прадед – тот самый Семен Гейченко, который "заново открыл России Пушкина". И что он сам, Дмитрий Гейченко, его правнук, выдающийся архитектор и даже член Союза Архитекторов. В качестве доказательства он продемонстрировал свой членский билет. Все многозначительно кивали.

Всю ночь рассказывал какие-то смешные небылицы. Выяснилось, что Дима дружит со многими выдающимися людьми. В числе его близких друзей оказался писатель Василий Аксенов, историк моды Александр Васильев. Алексей с Катей сыпали каким-то именами в ответ. Создавалось впечатление, что они состязаются в том, у кого больше известных знакомых. Мне был не очень приятен весь этот пафос, и я не принимал участия в спектакле. Слушал, потягивая коньяк, и вбивал ключевые фразы в Яндексе.

Многое из того, о чем он говорил, было описано в интернете на новостных сайтах. Но чаще всего упоминалось об одном печальном происшествии. При запросе "Дмитрий Гейченко" я все время попадал на перепосты с таким текстом:

"Эта история началась полгода тому назад. О ней неоднократно писали СМИ в начале осени и многие, вероятно, в курсе происходящего, но я позволю себе напомнить последовательность трагических событий, поставивших под угрозу не только свободу, но и жизнь Дмитрия Гейченко, уже, несмотря на свою молодость, достаточно известного московского архитектора. Его проекты и постройки регулярно появляются на страницах профессиональных изданий. Только за последний год он получил несколько премий: на Арх-Москве за экспозицию своей мастерской и премию «Архип»  в номинации «Индивидуальный жилой дом».

В рамках фестиваля Арх-Москва 2006 3 июля состоялся товарищеский футбольный матч между сборными командами «Архитекторов» и «Поставщиков», во время которого Дима Гейченко был серьезно травмирован. В результате столкновения у него была сломана левая скула, а также он получил сотрясение мозга и был госпитализирован в нейрохирургическое отделение ГКБ №1 им. Пирогова. Через полтора месяца, в связи с нервным расстройством, Дима был вынужден обратиться за помощью в Клиническую психиатрическую больницу №12, где ему был прописан феназепам. Это лекарство необходимо применять регулярно, поэтому, когда 22 июля 2006 года Дмитрий Гейченко пересекал российско-украинскую границу у него в личных вещах находилась початая коробочка с таблетками. Российские таможенники видели эти таблетки и никак не предупредили о незаконности провоза данного лекарства на территорию Украины. При прохождении украинской таможни, реакция на феназепам была принципиально иной. Не внесенное в декларацию лекарство превратилось в предмет контрабанды и Дмитрий Гейченко был задержан и помещен в изолятор временного содержания. Уже на следующий день Диму жестоко избили, пытаясь таким образом вынудить его подписать добровольное признание. При избиении присутствовал следователь следственного отдела УСБУ Харьковской области В.А. Лопатин, по настоянию которого 25 июля 2006 года на судебном заседании Киевского районного суда г. Харькова было принято решение о выборе в качестве меры пресечения содержания под стражей. Заявление Димы об избиении суд проигнорировал, так же как и факт отсутствия состава преступления в его действиях. Обвинение строилось на заключении специалиста НИИЭКЦ при УМВДУ в Харьковской области о содержании в 28 таблетках «Феназапам» психотропного вещества феназепам в количестве 0,014 г., каковое и было трактовано как контрабанда на основании Постановления Кабинета Министров Украины от 06.06.2000 г. №770 «Об утверждении перечня наркотических, психотропных веществ и прекурсоров». На самом деле это обвинение противоречит целому ряду международных правовых норм (см. приложение 1) действующих и имеющих юридическую силу на территории Украины. В частности,  Конвенции ООН «О психотропных веществах» (ст.4)  декларирующей, что пересекающие границу лица имеют право иметь при себе для личного пользования небольшие количества психотропных препаратов, полученных законным путем. Обстоятельства болезни и наличие рецептов на феназепам были проигнорированы судом.

Пребывание в тюрьме, отсутствие квалифицированной медицинской помощи и необходимых лекарств резко ухудшили состояние здоровья Димы. На повторном рассмотрении его дела 2 августа 2006 года в том же Киевском районном суде г. Харькова, было вынесено решение об изменении меры пресечения, вместо содержания под стражей, Дмитрий должен был быть отпущен под залог. Но вместо этого еще одним решением суд постановил поместить Гейченко для проведения судебно-психиатрической экспертизы в Харьковскую областную психиатрическую больницу. В результате этого вопиющего беспредела Дима был отправлен в психбольницу, где с ним в тот же день случился сердечный приступ. Он был перевезен в областную клиническую больницу им. Мечникова г. Днепропетровска, где в ревматологическом отделении ему был поставлен диагноз «ревматическая болезнь сердца, рецидивирующее течение…», а так же на основании проведенных анализов, было подтверждено избиение.

После курса лечения Дмитрий был вынужден остаться в Днепропетровске у родителей, поскольку был отпущен под залог без права отлучаться с места временного пребывания без разрешения органа досудебного следствия до вынесения приговора по его делу. В процессе расследования, которого 1 ноября 2006 года Диме было предъявлено дополнительное обвинение в хранении и перевозке психотропных средств. Суд уже не однократно переносился, но есть основания надеяться, что 14 декабря он все-таки состоится.

Нужно отметить достаточно примечательный момент. Все попытки привлечь внимание государственных органов, обязанных защищать права российских граждан, не привели ни к чему. Бездеятельность российских властей стала уже традицией. Государство предоставляет своим гражданам самим справляться со своими проблемами,  оставляя борьбу за гражданские права на откуп общественным организациям и международным фондам. МИД,  куда обращалась Елена - жена Димы, никак не отреагировал, так же поступило Генконсульство России в Украине, куда сам Дима обращался дважды лично и один раз письменно. Подобное бездействие можно расценивать как пособничество творящимся на украинской границе беззакониям. "


Дима. Посвящается гению (Глава 3)

Tags: биография, дмитрий гейченко, не совсем обычные люди, незаконченная книга, соучастники
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments